08:13 

emerald
Ума моего ты боялся зря - не так я страшно умна (с)
Название: Сила воображения
Автор: Изумрудная змея
Бета: belana
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Томас/Эдвард
Дисклеймер (отказ от прав): все принадлежит каналу ITV, а я просто мимо проходила.
Примечание: подарок tigrjonok на день рождения

– А вы чем занимались до войны, капрал? – равнодушно спрашивает Эдвард.
– Ну… я был лордом.
– Кем?! – ошеломленно переспрашивает Эдвард. Ему нравится капрал Бэрроу: у него спокойные руки, приятный голос, и от него пахнет табаком и дешевым одеколоном, что в обычной жизни было бы ужасно, но в военном госпитале только радует. В ответ на свой вопрос он готов был услышать «фермером», «лавочником», «возчиком» – чем еще занимаются эти люди? Но «лордом»?!
– Лорд Бэрроу? – говорит он, пытаясь собраться с мыслями.
Капрал откашливается, пытаясь скрыть смущение.
– Таких не бывает. Я… короче, не совсем лорд. Есть одна семья, у них только дочери, и титул должен был унаследовать один кузен, но он утонул на «Титанике», так что я теперь следующий по очереди.
Это звучит настолько неправдоподобно, что Эдвард, из чистого противоречия, на секунду почти верит. Почти – потому что он помнит, как перед самой войной ходил смотреть «Пигмалион» с миссис Кэмпбелл. Ничто так не выдает происхождение человека, как его голос и произношение, особенно когда ты сам слеп. В голосе сестры Кроули слышны большое поместье, строгая гувернантка и сезон в Лондоне, в голосе доктора Кларксона – юг Англии, бурская война и долгая сельская практика. Когда говорит капрал Бэрроу, Эдвард слышит Йоркшир, школу для бедняков и некоторое количество гонора. Он совершенно точно не слышит никаких лордов.
– Не верите? Ладно, спросите меня что-нибудь.
– О чем?
– О чем угодно. Какой вилкой едят рыбу, какое вино подают в баранине, как надо одеваться, когда идешь стрелять куропаток…
– Eh bien, j’écoute*.
В ту же секунду Эдварду становится стыдно. Гордиться привилегиями, которые ты не заработал – всегда глупо. Делать это на больничной койке, когда человек, которого ты пытаешься унизить, только что поил тебя чаем, потому что ты жалкий слепой калека…
– У вас ужасное произношение, – снисходительным тоном говорит Бэрроу.
Эдвард сам в это не верит, но, кажется, он улыбается.

– Вы тоже были ранены, верно?
Вместо ответа Бэрроу берет его ладонь и кладет на свою руку. Он все время дотрагивается до Эдварда, и вряд ли понимает, что это выдает в нем плебея больше, чем любое произношение. Эдвард хорошо помнит, когда в последний раз обнимал отца и держал за руку младшего брата – в день, когда уезжал на фронт, – но он не может вспомнить, когда делал это в предпоследний раз. Бэрроу постоянно поправляет ему ворот рубашки, расчесывает его волосы и бреет его каждое утро.
- Может быть, мне отпустить бороду, – однажды предлагает Эдвард.
- Вы что, – с отвращением отвечает Бэрроу, – она же колется.
Он действительно знает, как проходит лисья охота и разбирается в винах. Бывший слуга, конечно – лакей или камердинер, для дворецкого он слишком молод. Эдвард больше не делал попыток его разоблачать – лорд так лорд. В его воображении Бэрроу одет не в солдатскую форму, а в парадную ливрею.
– Не повезло, – говорит он, ощупывая уродливый шрам.
– Могло быть хуже, – легкомысленно отвечает Бэрроу. – Пальцы шевелятся, и ладно. Буду ходить в перчатках, ну и что? У меня руки не очень красивые, не то, что у вас.
Эдвард понимает, что над лакейской ливреей нет лица.
– Капрал, а как вы, собственно, выглядите? – спрашивает он осторожно.
Бэрроу замолкает. Это странно, обычно он за словом в карман не лезет.
– Я… высокий, – говорит он наконец.
– Я заметил. – Накануне он учил Эдварда ходить с тростью. – Какого цвета у вас волосы?
– Черные.
– А глаза? – Эдвард почти уверен в ответе.
– Голубые.
Картинка, возникающая в воображении Эдварда, оказывается такой слащавой, что он невольно смеется, хотя только что дал себе слово этого не делать. Он представляет себе, как выглядит Бэрроу на самом деле: круглолицый, курносый, с непослушными соломенными волосами. Поневоле захочешь стать синеглазым брюнетом с конфетной коробки.
– Вы, должно быть, красавец, – говорит он, и сам вздрагивает от того, какой у него снисходительный тон.
– Вы красивее, – сдавленным голосом отвечает Бэрроу и уходит, оставляя Эдварда размышлять о том, что хуже калеки может быть только бестактный калека.
Сестра Кроули приносит ему вечернюю микстуру. Эдвард некоторое время убеждает себя, что не будет ее спрашивать, что это непорядочно, что каждый имеет право на свои иллюзии, но в конце концов не выдерживает.
– Сестра, скажите, а как выглядит капрал Бэрроу?
Если вопрос кажется ей странным, она этого не показывает.
– Высокий, бледный, черные волосы, голубые глаза. Правильные черты лица? Ох, нет, это похоже на полицейское объявление в газете. Спросите лучше у сестры Биллоуз, она часто ходит в кино, и про каждого человека может сказать, на какого актера он похож.
Эдвард ошеломленно пьет свою микстуру.
– Как по-вашему, он красивый? – спрашивает он.
Сестра Кроули фыркает, словно рассерженная кошка.
– Если бы я хотела разговаривать о том, кто красивый, а кто нет, и кто в кого влюбился, то я просто осталась бы дома, а не училась бы на медсестру. Извините.
Эдвард решает, что у нее огненно-рыжие волосы и вздернутый нос.

– …и возле камина лежит тигриная шкура, – говорит Эдвард. – Ужасная пошлость, но ничего не поделаешь. Память о дедушке. Что ты смеешься? Он убил тигра со спины слона.
– Да так, стишок один вспомнил, – говорит Томас. – Рассказать?
– Сделай милость.
Эдвард несколько озадачен. До сих пор они ни разу не разговаривали о литературе, как, впрочем, и о музыке, театре или живописи.
– Угодно ль? Пуститесь
Вы с Элинор Глин
В грешные игры
На шкуре тигра.
Иль соблазнитесь
Один на один
Ввязаться с ней в грех,
Подостлав иной мех?
– О боже, – слабым голосом говорит Эдвард. – Что это? Откуда это? Ты хоть знаешь, кто такая Элинор Глин?
В последнем он сразу раскаивается.
– Знаю, конечно, – невозмутимо отвечает Томас. – Королевская любовница**. А ты когда-нибудь пробовал на этой шкуре… сам знаешь что?
Эдвард представляет себе, как занимается любовью на полу перед камином, со стен на него стеклянными глазами смотрят оленьи головы, а у двери стоит невозмутимый Картер с серебряным подносом в руках.
– Нет, – говорит он, – у нас дома это было как-то не принято. А ты?
Он тут же спохватывается. Скорее всего, Томас если когда-нибудь и подходил к тигриной шкуре, то только затем, чтобы смести с нее пыль.
– Один раз, – отвечает Томас. У него странный голос – не то смущенный, не то…
– Ты не перестаешь меня изумлять.
– Это был… неподходящий человек. Неважно. Я просто так спросил.
Эдвард представляет себе, как бледный черноволосый лакей валит на пол у камина хохочущую горничную в кружевном переднике. Это слишком похоже на французский фарс, поэтому он переодевает лакея в военную форму, затем понимает, что весь смысл любви на тигриной шкуре – в том, чтобы делать это без одежды. Заодно он избавляется от «неподходящего человека», потому что не может ее представить. Томас лежит на полосатом меху, улыбается и смотрит яркими глазами, голубыми как небо, как незабудки, как мамина любимая брошь, как все, что Эдвард больше никогда не увидит.

* Хорошо, я слушаю (фр.)
**Томас путает Элинор Глин – английскую писательницу начала века, в романе которой действительно случился секс на тигриной шкуре, и Нелли Гвин – любовницу Карла II.

@темы: фанфикшен

Комментарии
2012-02-24 в 08:32 

Avonlea
очень здорово) спасибо))

2012-02-24 в 08:56 

kenga. [DELETED user]
emerald, :red:
Спасибо!

2012-02-24 в 10:29 

logastr
I sit cross-legged and try not to levitate too much! (с)
очень понравилось!
И ощущение от Томаса точно такое как в сериале - жалость и неловкость несмотря на то, что калека - Эдвард.

2012-02-24 в 12:09 

~Индиго~
Не будь хмурой дурой. Будь весёлой\\ В. Блоньская.
Такой канон и такое попадание в мое личное восприятие Томаса - kenga., спасибо огромное, очень, очень понравилось.
А уж последнее предложение совершенно и безусловно прекрасно:hlop::hlop::hlop:

2012-02-24 в 12:24 

kenga. [DELETED user]
~Индиго~, по-моему, вы не на ту кнопочку нажали, когда имя автора вставляли )))

2012-02-24 в 13:09 

~Индиго~
Не будь хмурой дурой. Будь весёлой\\ В. Блоньская.
kenga., вот что значит писать с тачфона, блин :facepalm:
И отредактировать теперь нельзя, только надеяться на снисхождение и понимание автора:shuffle:

2012-02-24 в 20:29 

Миссис Малфой
хвалить и кормить!
фик замечательный! :) жалко только, что мало( еще бы хотелось(

2016-01-18 в 02:31 

paraguay_guarani
Why are so few of us left active, healthy, and without personality disorders?
:vo: изумительно, но мало)

     

Downton Abbey

главная